При поддержке Фонда Развития Национального Туризма

Оцените материал
(1 Голосовать)

 
«И это конец апреля? Пронизывающий ветер и мокрый снег? Как же так?»- с невеселыми мыслями отправлялась я впервые в жизни на древний удмуртский обряд, обряд поклонения духам природы.

В деревне Кузебаево Алнашского р-на встретили нас сами участники обряда -6 пожилых людей. Именно они, сегодня, будут молиться надеяться и просить милости у богов.


Будущие участники обряда стараются не смотреть на нас. Чувствую,что доставляем мы им неудобства.

«У нас зима тут»…-вдруг строго говорит мне одна из женщин.

«У меня еще кофта под курткой»…-зачем-то оправдываюсь я.

Неловкий диалог прерывает рев трактора. Видно он нас и доставит сегодня до места священнодействия.

 

 

Впервые в жизни еду в телеге, стоя. И как бы мы дошли до куалы сами?

Снег только с виду кажется чистым, но по мере движения из-под колес трактора вырываются в разные стороны шматы сырой тяжелой грязи.

 


Перед закрытыми воротами священной рощи , четыре старика и их жены, напротив метели, начинают свой обряд.

 

 

Стоя на коленях, молятся молча. И как будто для них нет уже ни ветра, ни вьюги. И что-то заставляет их, не смотря ни на что, просить, и просить не для себя, для своего рода благополучия и счастья.

 

Осторожно следуем за жрецом в рощу. Среди снега здесь притаилась куала.

 

 

 

«Не заходите»!- коротко отрезает все та же женщина, «Тут бог живет»!

И после очередной молчаливой молитвы, шестеро входят в куалу, мы же остаемся мерзнуть снаружи. Внутри разводят огонь , открывают верхние окна и дверь,что бы дым от костра не мешал находящимся внутри.

 

На костер ставят воду, внутри раскладывают деревянную жертвенную посуду. Пришло время жертвенной утки. Главный жрец режет утку, но мы снаружи, конечно, не видим этот момент, мы видим уже, как жрец молиться, склонившись над костром с чашей, наполненной кровью жертвы. Затем кровь медленно выливается в костер.

Мы же стоим на ветру , под снегом, пытаемся заглянуть в куалу, но дым нещадно ест глаза.

 

 

Следом, приходит черед хлеба: на заранее заготовленный лапник выкладывается хлеб выкладываются кусочки хлеба.

Помощник жреца также попросил выложить хлеб всех присутствующих. Главный жрец отрезает несколько маленьких кусочков , помещает их в деревянную чашечку, замаливает их и бросает в костер. Все это он делает молча и даже буднично.

 

Замечаю, что у меня нет ощущения «места силы» или даже сакральности происходящего. Как будто выдался у молящихся выдался еще один обычный трудовой сельский день.

Вода закипает, в воду опускают выщипанную женщинами тушку утки. Жрецы выходят из куалы, и теперь у нас появляется возможность робко задать вопросы.

Разговорчивее всех оказался помощник жреца: «Меня отец еще совсем маленьким сюда водил, как же мне теперь не ходить? Меня из-за этого из комсомола выгнали и из пионеров пытались».

 

И он рассказал мне о том, что однажды, юношей вызвал к себе директор сельской школы с требованием разобрать куалу. Никто не решился пойти на это. Целый день пробегали мальчишки в лесу, но куалу не тронули. Директор, конечно, узнал об этом, вызвал виновных по одному на серьезный разговор. «Хоть режьте меня, я этого не сделаю»! - ему был дан категоричный ответ.


А тем временем, женщины уже добавляют в бульон запаренную крупу. И мы уже предлагаем им свою помощь и общаемся без стеснения между собой. Участники обряда чувствуют наш живой интерес, и даже приглашают нас войти в куалу.

Помещение строго делится на две половины- мужскую и женскую. Мужская несправедливо больше. На мужской половине – лавки прикрытые половиками, на женской только кухонная утварь.

Вот и готова каша. Главный жрец раздает кашу каждому из присутствующих, и ее должен попробовать каждый. Спешим съесть все, сильный ветер превращает кашу в мерзлую массу.

 

 


Слева уже разводят еще один костер, -это особый костер для поминального обряда. Здесь поминают тех, кто умер вдали от своей родной земли или пропал без вести. И опять же молча, стоят жрецы на коленях.

 

После этого по кругу пускают поминальную чашу, из которой каждый делает свой глоток, на закуску преподносится хлеб – этот хлеб надо также попробовать каждому, и ни одного кусочка оставлять нельзя, это священное правило.


Уставшие, но довольные общением снова стоя в прицепе трактора едем мы обратно. И вдруг поднимается сильнейший ветер. Он срывает мне капюшон, продувает насквозь.. И пусть дует ветер, пусть идет неумолимое время, пусть вновь и вновь приходят в рощу потомки...

 

Автор текста: Ася Тепляшина

Фото: Влад Кумачев

 


Читайте также:

Путешествие к истоку Ижа и Вотки

Возвращение к истокам: реки Иж и Вотка


 

 

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями! Спасибо!

Комментарии VK

 

Прочитано 649 раз

Похожие материалы (по тегу)

  • Отзыв о путешествии в Можгинский р-н 09.09.2018.
  • Этнотур в Можгинский р-н 09.09.2018.
  • "Места силы Каракулинского района" - май 2018

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Источник